«У власти не должны находиться люди без совести и чести!» — Информационное агенство МосПресс
Главная > Блоги > «У власти не должны находиться люди без совести и чести!»

«У власти не должны находиться люди без совести и чести!»

Александр Георгиевич, Вы уникальный «трижды генерал»! Как Вы стали генералом госбезопасности и генералом милиции? В СССР это были «несообщающиеся сосуды»?

— О, это совсем не больно… (шучу). Вы правы – несообщающиеся. Но для начала скажу, что я никогда ничего не просил. Всегда предлагали мне. Меня пригласили на службу в КГБ в 1974 году. Начинал я самого низа, хотя учился на журфаке МГУ. И как секретарь комитета комсомола Московского радиозавода, наверное, мог рассчитывать на что-то приличное, но попал в Седьмую службу. Как говорили, «семёрку», службы наружной разведки. Прикольно для студента журфака из МГУ! И звание присвоили – младший лейтенант. И самая низовая должность. В 1976 году меня без разговоров и собеседований перевели уже в Пятую службу Московского управления КГБ. Просто позвонили и жестко сказали: «Вы когда на работу выйдете?» А я ни слухом ни духом. Это было уже ближе к моему образованию. И так всегда – не верил, не боялся, не просил. Вот так и двигался по служебной лестнице, служил Родине, выполняя приказы. Думал лестница, а оказалось — эскалатор. Причем, у меня движение шло, без блата и «мохнатой руки». Отец — подполковник в отставке, мать — домохозяйка. А я шпана замоскворецкая. Прошел путь в спецслужбе от младшего лейтенанта из наружки до генерал-майора, начальника самостоятельной службы, подчиняющейся лично директору ФСБ.

Из личного архива А. Г. Михайлова

Время такое было. И социальные лифты справедливые. Мой близкий друг — Николай Ковалев — также дорос до директора ФСБ РФ. Мать — лифтер, отец — электрик. Мы с ним все время по жизни вместе шли. Одним приказом в КГБ были зачислены.

В 1998 году меня позвал в МВД Сергей Степашин, ставший тогда министром. Мой хороший товарищ, который меня еще в Федеральной службе контрразведки назначал начальником Центра общественных связей ФСБ (через три ступени сразу). Я его очень уважал.

Пришел я к директору ФСБ Николаю Ковалеву. «Дмитрич, отпусти в МВД к Степашину?» — он, конечно, вытаращил глаза.

«Саша, в ментовку? Что там забыл? Я тебя хотел назначить (назвал высокую должность)… Подумай!»

«Я обещал!»

Ковалев тоже очень Степашина уважал. Для приличия, «подумав» месяц, я снова пришел.

«Я решил. Переводи!»

Я помню его глаза. В них было одиночество. Но вопрос мной был решен. А через пару месяцев Ковалева сменил Владимир Путин.

Я перешел работать «в ментовку», и словно открылось второе дыхание. Это было время перемен. Со Степашиным было работать всегда очень легко. Его принцип — набрать умных людей и не мешать работать. Тогда в МВД было интересно.

Кстати, когда Степашин был избран председателем Правительства, он собрал отметить это своих товарищей по МВД. Через день, кажется… Был усталый, озабоченный – все-таки такая ответственность! И так невзначай бросил мне: «Завтра выходи на работу!» Я даже не спросил какую? Толкнул в бок своего коллегу «Куда?», а он: «Начальником управления правительственной информации аппарата правительства».

Когда Правительство отправили в отставку, я был очень обижен за Степашина. И написал рапорт об увольнении. Хотя, зная Путина, понимал, что автоматом он меня с должности не снимет. Он бережно относился к кадрам. Иногда чересчур…

Бытует мнение, что генералы барствуют. Расскажите о своих «хоромах». Как живется генералу-отставнику, хватает ли пенсии?

— Да, такое мнение бытует. Даже присказка есть – генерал не звание, а счастье. Дурь полная! В Москве — квартира, полученная еще от КГБ в 1982 году на улице Народного ополчения. Три комнаты. Общая площадь 60 м. Слава Богу, дочери выросли и съехали, хотя внучка учится у нашего дома, а потому все остальные тоже здесь толкутся…

Уже на излете службы в МВД 1999 году, чтобы не ютиться на жилплощади в Москве, попросил служебную дачу. Две комнаты, кухня и терраса. Все вместе метров 80. Участок 12 соток. Сначала получил служебную дачку, потом дачное хозяйство распалось. Приватизировал, как и все. Двадцать лет назад на старых стенах возвел еще второй этаж. Кстати, дом с соседом пополам. Наверное, не поверите, но он тоже генерал. И из того же времени. Две машины. Одна – Вольво 2003 года, Хендай 2011. Пока ездят. Все можно узнать из моей декларации.

Пенсии, конечно, не всегда хватает, но иногда что-то пишу. Сейчас это гроши. Время сытых писателей прошло. Два года назад издал книгу «Иду по жизни как хочу».

Вы много личной энергии уделяете работе с офицерами-ветеранами. Что сегодня из себя представляет ветеранское офицерское движение? Такое ощущение, что многие ветеранские организации борются за права, а в результате у ветеранов-офицеров нищета и бесправие.

— Положа руку на сердце, ничего не представляет. Хотя по-своему все активны. И памятники открывают, и с детьми работают. Но все окукленные. Все — в своих раковинах. Ветеранских организаций много, но живут сами по себе. Попытки объединиться ни к чему не приводят. Многие из них держатся только на авторитете руководителей. Если бы была стройная структура, то можно было бы решать общие задачи. Это беда. Моряки сами по себе, афганцы тоже. Ведомственные организации при структурах. Безусловно, общаемся. Но все это растопыренная пятерня. А потому и нет согласованных действий. Мне кажется, что власть это устраивает, ведь пенсионеров в погонах 2,8 млн человек. 1,8 млн ветеранов боевых действий. Плюс семьи. Это на круг получается около 15 млн… Если все сплотятся в единую команду, то это же силища! А это власти надо?

Вы живете в Подмосковье, являетесь муниципальным депутатом. На Ваш взгляд, какие наиболее сложные проблемы надо решать в Московской области?

— Проблемы Московской области — это проблемы всей страны. При внутренней самостоятельности все вопросы приходится решать в областном правительстве. Бюджет дефицитный. И будет еще более дефицитным. Денег нет ни на аварийное жилье, ни на ремонт домов, ни на благоустройство. Выкручиваются, как могут. Короче, слоненок маленький, на всех не хватит. Плюс куча дурацких нормативных актов. При этом не помню ни одного, который бы облегчил жизнь на земле. Все зарегламентировано.

Борьбе с коррупцией это не помогает. Вор найдет что и как украсть. И крадут. А для честного начальника вся эта белиберда, как кандалы. 44 ФЗ — первый путь к коррупции. Вы для музея карандаши и ластики без конкурса не купите. Дикость несусветная.

И, конечно, контролеров везде, как у дурака махорки. Толпы надзирающих. В культуре, образовании… Везде! Все хотят контролировать. Причем обязательно при этом попиариться! Как-то посмотрел акцию по организации питания в школах. Все пробуют пищу. Депутаты, общественники, чиновники… Так и хочется сказать: «Хватит жрать! Оставьте детям. Займитесь делом!» Можно подумать, что от того, что они попробуют, что-то изменится. Если некачественная пища, то на горшок только к вечеру потянет… И депутата, и прокурора…

Мой вывод один. Есть системные ошибки и ошибки системы. Ошибки системы компенсируются другими ошибками. А они в свою очередь новыми. Да еще самодурство некоторых местных князьков и княгинь. Многих надо гнать поганой метлой. Общество должно создать атмосферу, при которой у власти не должны находиться люди без совести и чести! Это же позорище полнейшее, когда глав муниципалитетов, начальников ОВД чуть ли не ежемесячно арестовывают за взятки, мошенничество, злоупотребления. Но их же жульнические делишки кто-то сверху длительное время покрывал? Вспоминаю Жванецкого «Может в консерватории что-то поправить?»

Хотя, есть исключения. Например, сегодня Солнечногорску повезло с главой городского округа — Родионов Виктор Валерьевич! Но не повезло ему – принять «колхоз» без денег, без профессиональных кадров с кучей проблем.

И от себя ко всему хочу добавить. Живу как хочу и как могу. Стараюсь по совести. И не завидую тем, кто живет лучше. В гробу карманов нет.

Записала Александра Буре-Логинова

От редакции. А.Г. Михайлов – интереснейшая личность. Формат одного интервью не позволяет раскрыть все любопытные стороны его биографии, обсудить интересные темы. Например, третье генеральское звание Александр Георгиевич получил в Госнаркоконтроле. Сейчас он активно работает в организации «Офицеры России» и пытается сплотить офицеров-ветеранов в общем деле защиты своих законных прав и интересов. Надеемся еще продолжить интересный разговор с А. Г. Михайловым.