Сырьевая модель экономики уязвима для санкций! | Информационное агенство МосПресс
Главная > Блоги > Сырьевая модель экономики уязвима для санкций!

Сырьевая модель экономики уязвима для санкций!

Начиная с 2014 г., тема санкций неизменно присутствует в повестке российских СМИ. Кто только не высказываются по этому поводу – политики, экономисты, представители бизнеса, деятели культуры и искусства. Приводятся различные оценки влияния санкций и контрсанкций на экономику нашей страны, других стран, на мировую экономику в целом. Градус обсуждения данной темы варьируется довольно сильно, однако все понимают: санкции – это надолго.

В этой связи особенный интерес представляют два момента. Во-первых, насколько сильное воздействие оказали санкции на экономику России, а во-вторых – каковы дальнейшие перспективы развития экономики России в условиях санкционного давления.

По поводе первого в свое время, президент США Б. Обама даже заявлял в своем обращении к Конгрессу в январе 2015 г., что экономика России разорвана в клочья, а сама страна – изолирована[1]. Однако это, конечно, эмоции, но при этом все помнят, как в конце 2014 г. рухнул рубль и как ЦБ в декабре дважды в течение недели поднимал ключевую ставку – сначала с 9,5% до 10,5% и почти сразу до 17%.

В целом динамика ключевой ставки в 2014 г. показана на графике ниже:

Источник: Банк России

Среди основных аргументов таких действий ЦБ были борьба с инфляцией и противодействие вывозу капитала из страны. В итоге не удалось справиться ни с тем, ни с другим: официальный уровень инфляции превысил 11%, а чистый вывоз капитала составил 152,1 млрд долл. США (для сравнения – в 2008 г. чистый вывоз составил 133,6 млрд долл. США, а в 2013 г. – 60,3 млрд долл. США).

Но действительно ли причиной всего этого были санкции?

По мнению автора, ключевой причиной явилось падение цен на нефть.

Если в начале января 2014 г. нефть Brent стоила около 107 долл. США за баррель, в июне 2014 г. – 115 долл. США, то 1 декабря 2014 г. нефть Brent уже снизилась до 73 долл. США, а к 31 декабря 2014 г. до – 57 долл. США, по сути подешевев в течение года в 2 раза. Зависимость в настоящее время нашей экономики от цен на энергоносители, к сожалению, переоценить сложно, поэтому неудивительно, что на такую динамику тут же отреагировал рубль: если в начале 2014 г. курс доллара США составлял около 33 руб./долл. США, то в декабре этот показатель был на отметке около 68 руб./долл. США, то есть рубль, грубо, также обесценился примерно в 2 раза.

Динамика курса рубля по отношению к долл. США представлена на графике ниже:

Источник: Банк России

Таким образом, есть все основания считать, что не столько санкции, сколько падение цен на нефть оказали негативное влияние не экономику. Об этом же говорил главный экономист Citigroup по России и СНГ И. Чакаров, который связал с санкциями 0,4 п.п. падения ВВП, оставшиеся 4,0 п.п. объяснив именно снижением цен на нефть. Именно уязвимость российской экономики привела к таким последствиям.

В общем, 2014 г. в очередной раз показал, что все ключевые проблемы России находятся внутри нее самой, в том числе и в экономике. Сырьевая модель российской экономики, ориентированная на экспорт углеводородов, и привела к тем низким показателям экономического роста, которые наблюдаются в отечественной экономике в последние годы. Логичным образом выявилась и другая, еще более неприятная зависимость нашей страны, — технологическая, которая, по разным оценкам, в некоторых отраслях достигает едва ли не 90%. Ведь санкции были направлены в первую очередь именно на то, чтобы лишить нашу страну доступа к современным технологиям, в том числе по добыче природных ресурсов. Необходимо отметить, что и до санкций никто из стран-партнеров не стремился делиться с нами своими передовыми технологиями.

В настоящее время зачастую в российской экономике наблюдается ситуация, схожая с басней И.А. Крылова «Лебедь, щука и рак». Причиной этого является отсутствие стратегии экономического развития страны. Целями такой программы могли бы стать: достижение технологической независимости в базовых отраслях промышленности, в первую очередь обрабатывающих производств и машиностроении; развитие транспортной системы страны. Именно в этом и видится выход из нынешней ситуации – развивать собственные технологии, создавать отечественное оборудование, во многом воссоздавать инвестиционное машиностроение.

Какие у России есть ресурсы и что можно изменить относительно оперативно? Разумеется, было бы несправедливо заявлять, что в стране не предпринимается никаких попыток направить ситуацию в правильное русло. В частности, в стране функционирует ряд ОЭЗ, набирают обороты ТОСЭРы, работает Фонд развития промышленности, существует множество корпораций развития, однако все это выглядит несколько «местечково»: вроде как мер государственной поддержки много, а толку мало. Профессор Я.М. Миркин очень метко охарактеризовал такую модель экономики как «костыльная». При этом не хватает главного – общей объединяющей мысли, ЦБ с Минэкономразвития иногда действуют и вовсе в противоположных направлениях.

Быстрого эффекта можно было бы достичь единовременным понижением ключевой ставки (до 3-3,5%) и корректировка нормативной базы, регулирующей деятельность кредитных организаций, позволяющей в большей мере применять принципы проектного финансирования, что, однако, не отменяет необходимости разработки единой стратегии экономического развития – на костылях далеко не убежишь.

 

Степан Смитиенко, Экономист

187

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *