Главная > Общество > Спорт > «Болею за «Зенит», а за успехами «Челси» следит сын». Маленькие радости Инны Жирковой

«Болею за «Зенит», а за успехами «Челси» следит сын». Маленькие радости Инны Жирковой

С супругой полузащитника «Зенита» мы встретились в ее ателье. В отличие от большинства женщин, которые с появлением в семье детей уходят с работы и переходят в статус домохозяек, Инна, будучи беременной, открыла собственный бизнес, да и не один.

НЕ ГОНЯЮСЬ ЗА БРЕНДОВЫМИ ВЕЩАМИ

– Идея своего ателье – это мечта детства. Каждая девочка мечтала о нарядах, рисовала их – хотя бы в своих фантазиях, и я – не исключение. Когда родился первый ребенок – это были просто мысли, потому что постоянно нужно было что-то подшить, сделать поменьше, вставить резиночку. Потом появилась дочь Милана, и мне захотелось одеваться с ней в одном стиле, в одной гамме, а порой и просто одинаково. Я все раздумывала, а потом забеременела третьим и вдруг поняла – откладывать дальше не стоит. Ведь так всегда бывает: думаешь, сейчас старший подрастет – появляется второй. Потом думаешь: ну, сейчас дочь подрастет. Так можно ждать до бесконечности.

Я занимаюсь своим любимым делом, и больше всего мне не хотелось засесть дома беременной. Меня все отговаривали: Инна, может, не стоит. Зато беременность прошла на ногах, бегала-прыгала и не набрала столько килограммов, сколько было в предыдущие разы.

– Столько – это сколько, если не секрет?

– Во время каждой из предыдущих беременностей я набирала больше 30 килограммов, в этот раз удалось держать себя в руках, поэтому «довесок» составил немногим меньше 20.

– Чем занимаетесь в ателье?

– Когда мы жили в Москве, я с утра до вечера была здесь – с 10 до 19, сама выбирала и покупала ткани. В принципе, я и сейчас этим занимаюсь, придумываю модели, но у меня есть замечательный художник, который может с моих слов быстро все отрисовать так, чтобы было понятно нашим портным.

– А для вас самой важно, чтобы вещь была дорогой?

– Нисколько. Как раз недавно обсуждали эту тему с подругами – мне кажется, мода на «ой, раз Dolce & Gabbana, надо брать» давно прошла. То есть сейчас люди покупают то, что им нравится, и то, в чем им комфортно. Я спокойно захожу и в Zara, и в H&M, и в магазины других демократичных марок. Если что-то понравилось, то покупаю. И часто такое бывает, что вещь стоит недорого, а смотрится на миллион. У меня нет принципа, что я должна носить только дорогие вещи, хотя позволить себе могу.

– Вещи вашей марки стоят дорого?

– У меня есть две линии: есть вещи до 20 тысяч рублей, есть индивидуальный пошив, который стоит гораздо дороже.

Дети Юрия и Инны Жирковых. Фото Алла КОРЖ

ФАМИЛИЯ ЖИРКОВ СЫНУ НЕ ПОМОГАЕТ

– Вы сами представляете модели своей одежды на фотосессиях. Как-то специально поддерживаете себя в форме?

– Если бы вы меня спросили об этом немного раньше, я бы ответила, что не прилагаю к этому никаких усилий. А сейчас немного поправилась, а похудеть оказалось сложно. Раньше мне давалось это достаточно просто – больше двигаться, пить водичку по утрам. А сейчас понимаю, что и фитнес необходим, но не получается.

– Не можете себя заставить?

– Говорят, что желание – это масса возможностей, а нежелание – множество причин. Но мне и вправду кажется, что у меня нет на это времени. Я живу в поездах: с утра в Москву, вечером – обратно. А надо успеть еще в школу и в садик, хочется уделить детям как можно больше времени. Бывает, что выбраться все же удается, но это не традиционный фитнес, а ускоренные процедуры, где за полчаса сжигаешь 800 калорий.

– Вы любитель салонов красоты? Есть какие-то маленькие радости, которые себе позволяете?

– Люблю массаж, а в салоны не хожу – незачем. Я не крашу волосы, не делаю «уколов красоты», не делаю никаких процедур. У меня дома есть и обертывания для тела, и крема – если есть два часа свободного времени, когда дети спят, устраиваю салон в домашних условиях.

– Дети более увлечены спортом?

– Дима ходит в футбольную секцию, но Юра смеется, что Даня в свои полтора бьет по мячу сильнее. Он еще ходить не умел, а уже играл с мячом.

– Чьим было решением отдать сына в футбол?

– Я его водила на все занятия, которые ему были интересны – и фигурное катание, и что-то еще, но в итоге он выбрал футбол. И это понятно: когда мы жили в Англии, он не пропускал ни одного матча. Да и в принципе все время смотрит футбол: либо как играет папа, либо, если папа дома, они вместе смотрят какой-нибудь другой чемпионат или Лигу чемпионов.

– Фамилия Жирков ему на занятиях помогает?

– Наоборот. Конечно, Дима гордится отцом, и когда был маленький, повторял: «О! Какая у меня фамилия на спине». Но сейчас он часто волнуется – все-таки от сына Жиркова ждут большего, чем от остальных. Бывает, если не забьет, ему кричат: «Вот, был бы ты как папа…». Не передать словами, какое у него лицо, когда папа приходит на тренировку и все дети бегут, чтобы с ним сфотографироваться.

Юрий и Инна ЖИРКОВЫ. Фото Алла КОРЖ

ПРИВОЗИЛИ В ЛОНДОН «ПАМПЕРСЫ» ИЗ РОССИИ

– Вы сторонник строгого воспитания?

– В какие-то моменты – да. Но если речь идет о том, что дочь хочет быть гимнасткой, а мне нравится фигурное катание, конечно, я настаивать не буду. Она будет заниматься тем, что ей нравится.

– Юрий более строгий?

– С сыновьями – да. Даже меня ругает: мол, пацан растет, надо построже с ним. А для меня все одинаковые: если плачет, то пожалеть хочется.

– Вам довелось переезжать из родного Калининграда в Москву, затем в Лондон, потом возвращаться в столицу. Теперь вы живете в Санкт-Петербурге. Какой из переездов дался вам сложнее всего?

– В Питер, как ни странно. Все-таки трое детей, а значит, нужно было найти школу, детский сад, для малыша – хорошего доктора и клинику. Плюс у меня появился свой бизнес, и приходится половину времени проводить в Сапсане. Поначалу мне это даже нравилось, а сейчас понимаю, что я очень устаю от этого.

Что касается именно бытовых вопросов, сложнее всего было в Лондоне. Мы переехали, когда Диме был всего годик. У меня не было помощников, никого – родителям поначалу вообще отказали в визе, и я была совсем одна, когда Юра был на играх или на сборах.

– Больше всего, переезжая надолго, боятся незнакомой пищи, вирусов, аллергии. Как выходили из ситуации?

– Сначала мы практически все привозили из России. Не поверите – вплоть до «памперсов», потому что в Англии не было тех, что нам нужны. Потом уже нашли в Лондоне русский магазин, затем потихоньку привыкли к тому, что есть в Англии. Кому-то может показаться: ой, ну что она рассказывает, Лондон – это так круто. Но мы с Юрой привыкли жить в России: у нас здесь друзья, родители, и я бы там ни за что не осталась жить.

– Футбольная атмосфера в Англии впечатляет?

– Не то слово. До сих пор вспоминаю. Милана стала ходить на футбол, когда ей было 3 месяца. Помню, иду с двумя колясками, ко мне все подходят, предлагают помощь. Нас встречают около специальной ложи – очень комфортно, безопасно, а главное – приятно. Там есть все, чтобы можно было прийти даже с самыми маленькими: место, где бутылочки помыть, где приготовить смесь.

– Дружеские отношения с тех времен с кем-то остались?

– Мы очень хорошо общались с Браниславом Ивановичем. Теперь он переехал с семьей в Питер, и мы соседи. Когда мы оказались в Лондоне, он стал для нас настоящей палочкой-выручалочкой. Языка не знаем, друзей нет, мы с ребенком живем в гостинице. Мы не знали даже, где искать квартиру и что делать. Конечно, были очень рады помощи его и его семьи.

Юрий и Инна ЖИРКОВЫ. Фото Алла КОРЖ

НИКТО НЕ ЗАДУМЫВАЕТСЯ, ЧТО ЮРА ИГРАЕТ НА УКОЛАХ

– Затем в вашей жизни был период Москва-Махачкала…

– Я летала на домашние матчи «Анжи» раз десять. Когда мы переезжали из Лондона, я искала жилье где-то неподалеку от Раменского, где тогда тренировалась команда, но ничего подходящего не нашлось. Мы решили остаться в Москве, и муж по три часа добирался до базы.

– После такой перемены мест и клубов за кого болеете?

– Я всегда болею за тот клуб, где играет Юра. Сейчас – это «Зенит». Но за успехами «Челси» по-прежнему следит сын, так что по поводу чемпионства «синих» я в курсе.

– В жизни футболиста бывают не только победы, но и поражения. С Юрием тяжело в такие моменты?

– Нет. Для него главное, что мы вместе. Мы всегда все обсуждаем – Юре надо выговориться. Если я что-то понимаю, могу высказать свое мнение. Советы не даю никогда – все же я не специалист, а болельщик – хоть и очень преданный.

– К критикам Юрия как относитесь?

– Как бы ни старалась, объективно отнестись не получается. Я все-таки жена, и мне обидно. Понятно, что бывают какие-то ошибки, но не каждый со стороны знает, что на самом деле происходит: пишут, что Жирков в плохой форме, но никто ведь не принимает во внимание, что он играет на уколах, а дома еле-еле ходит.

– Из матчей, которые видели воочию, какой запомнился?

– Я ездила на Евро-2012 в Польшу, причем на машине из Калининграда. И, если не брать в расчет результат, сама атмосфера чемпионата Европы произвела впечатление. Никогда не забуду матч с Англией в 2007-м в Лужниках. Я сидела на самых обычных местах, и после победы буквально слезы на глаза наворачивались – настолько эмоционально заряжен был весь стадион.

– Вы дружите с супругами футболистов, выступающих в разных клубах. Обсуждаете с ними футбол?

– У нас есть чат, в котором мы переписываемся обо всем на свете. Обмениваемся фотками детей, договариваемся о встрече . И тут был матч с «Уралом», открытие арены на Крестовском. У нас был такой жаркий спор, что я не успевала следить за ходом игры. Я на стадионе, девчонки – у телевизоров. Такое, конечно, бывает редко, но какие-то результаты обсуждаем.

Инна ЖИРКОВА. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

ПЕСНЮ В «ЧЕЛСИ» ВСПОМИНАЕМ ДО СИХ ПОР

– Как возникла идея открыть караоке?

– Я очень люблю петь и частенько хожу в караоке. Поэтому и возникла эта мысль, а муж поддержал.

– А Юрий поет?

– Нет, он слушает.

– С тех пор, как его заставили петь в «Челси»?

– Мы до сих пор вспоминаем ту историю. Как-то раз я заставила его петь в караоке, сказав: «Если не хочешь, я сама спою ту самую песню». Но вообще было очень смешно: Юра никогда не пел, пришел в новый коллектив, еще и стул ему поставили – вставай! Даже не могу представить себе его лицо. Иванович до сих пор сожалеет, что тогда еще не настало время смартфонов и инстаграмов, чтобы осталось видео на память.

– Зато у Юрия есть другое необычное увлечение – он собирает предметы времен Великой Отечественной войны.

– Да. А началось все с моей подачи. Мы пришли к моей подруге в баню в Калининграде, там на стене висели каски, ружья. Отец подруги рассказал, что это находки военных времен. И тут я увидела, что у Юры загорелись глаза: «Где это все можно найти?». «Ты шутишь?– отвечаю. – Мы же в Калининграде. Поехали на форт, я тебе все покажу». Мы купили одну каску, вторую. Я была счастлива, ведь каждый праздник ломала голову над подарком мужу: он не гонится за модой, ему не нужен полный шкаф вещей. А тут – идеальный вариант. Со временем это переросло в огромную коллекцию, и мне опять кажется, что у Юры есть все.

– Есть ли у вас какие-то общие маленькие семейные радости?

– Мы очень любим ходить в парк. Мы с Миланой фотографируемся, дети гоняют с Юрой мяч. Дочь очень любит обустраивать пикник, приносит всегда в контейнере огручики, яблочки – мы все это раскладываем, а потом едим. А в Калининграде, любимое занятие – выйти с палатками. Пусть недалеко от дома, но в поход.

– У вас ведь жил йоркширский терьер. Что с ним? Неужели у кого-то из малышей обнаружилась аллергия.

– Нет. Поршика пришлось оставить в Калининграде, когда мы переехали в Лондон. Это грустная история. Мы его очень любили, я обожала ходить по специализированным магазинам, подбирать ему одежку, обувь. Как-то звоню брату спросить, нужно ли песику что-то купить, а он рассказывает: «Инна, даже не знаю, как так получилось… Вышли с ним погулять, все было в порядке. На секунду отвлекся, проехала машина, и собака словно исчезла». Я безумно тогда переживала.

– Путешествия, в целом, большая часть вашей жизни.

– Да. Дане было три месяца, когда мы поехали на Новый год в Дубай. Так рано я никого из детей на отдых не вывозила. Я летала в Лондон с маленькой Миланой, но тут наложились и перелет, и смена климата – в Питере -20, в Эмиратах – +25. Но врач успокоил: «Ты же опытная мама. Чего переживаешь?». И отпуск действительно получился шикарным: мы целыми днями были на пляже – там и спали, и гуляли. И Новый год Даня с нами праздновал, даже салюта не испугался.

Семья Жирковых. Фото Алла КОРЖ

ЮРА ПРОСИЛ: «ПУСТЬ ОНА ВЕРНЕТСЯ! ПРОГОЛОСУЙТЕ ПРОТИВ НЕЕ!»

– Самое фантастическое путешествие?

– Пожалуй, необитаемый остров. Мы часто встречаемся с ребятами, вспоминаем тот проект. Таких эмоций, наверное, я уже нигде не испытаю.

– Как на это решились?

– До сих пор сама не понимаю. Меня месяц уговаривали, а я все раздумывала. Во-первых, я не из тех людей, которые легко вливаются в чужой коллектив, и всегда жду, что ко мне подойдут. Во-вторых, если мне человек не нравится, я с ним общаться не смогу. А тут все звезды, все между собой знакомы, а я человек новый. И это меня пугало больше, чем отсутствие душа, кровати и туалета. Помню, Толмацкие сказали: «Инна, лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано. Другого такого шанса может не быть». А Юра, наоборот, говорил: «Зачем тебе ехать? Ты все равно там и дня не продержишься». И тут во мне что-то щелкнуло: это я не продержусь?

– Почему не должны были продержаться? Любите комфорт?

– Наверное, со стороны кажется, что раз девушка – значит, привыкла к комфорту. А я ребенок, который любил в детстве валяться на сене, ходить в поход и спать в палатках. Но тут условия были похуже: ведь ни еды, ни той самой палатки не было. В итоге я там пробыла месяц, а когда вернулась, мне показали сообщения, которые Юра писал: «Да придумайте уже что-нибудь! Пусть она вернется! Проголосуйте против нее!». Я спросила, почему мне это не показывали раньше, ведь мне было так обидно, что мое отсутствие прошло вроде бы и незаметно. «Мы знали, что ты сразу вернешься», – ответили мне.

– Чего опасался Юрий – самой разлуки с вами или того, что с вами что-то случится, начнется аллергия на неведомые растения?

– Уверена, что первого. Предпосылок волноваться за мое здоровье на тот момент не было. Просто на долгое время мы почти никогда не расставались. Даже когда у Юры были сборы, я брала детей и ехала к нему. У нас в тот момент не было ни школы, ни моей работы, и я старалась хотя бы тот час свободного времени в день, который им дают, провести вместе. По большому счету, долгая разлука была, лишь когда я уехала рожать Милану из Лондона в Москву – тогда за три месяца Юра в Лондоне буквально одичал.

– Для современной девушки вы очень рано вышли замуж – в 18 лет. Не было мыслей не торопиться, построить карьеру для начала – вы ведь работали моделью?

– У меня никогда не было цели построить карьеру модели, это было скорее хобби. Родители отдали меня в школу манекенщиц в 14 лет, там преподавали актерское мастерство, умение правильно нанести макияж, осанку держать – это интересно и полезно каждой девочке. Потом предложили сняться в рекламе, потом – в каком-то журнале. Конечно, мне это нравилось, но моей целью с детства была семья и дети. И для меня важно было встретить человека, который разделял бы мои взгляды. Когда мы познакомились с Юрой, я поняла, что это и есть тот самый ангел: такой скромный мальчик – не из тех, что считают, что пока молодой, надо позажигать. Он и сам хотел детей. Правда, я всегда считала, что идеальная картинка – это двое детей. Мальчик и девочка. Потом поняла, что без третьего точно никак.

– А теперь?

– Понимаю, что очень хотелось бы и четвертого, но попозже. Пока Даня маленький, да и по городам приходится кататься – надо с этим подождать.

– Видимо, до окончания активной футбольной карьеры. К слову, у Юрия на этот счет какие планы?

– Он шутит, что я буду работать в ателье, а он будет отдыхать. На самом деле у Юры есть мечта открыть музей. В принципе, он у нас и так уже существует, но работает только для друзей.

Мария  МАРКОВА ,

СПОРТ-ЭКСПРЕСС

122