Отрывок из романа «Красный рассвет» | Информационное агенство МосПресс
Главная > Актуально > Отрывок из романа «Красный рассвет»

Отрывок из романа «Красный рассвет»

Константин Богданов.
Отречение.
Отрывок из романа «Красный рассвет»

В ночном мартовском небе не было видно ни одной звездочки. Черная мгла накрыла землю. Дул северный, колючий ветер. По перрону вдоль вагонов стоящего поезда гулял человек в офицерской шинели и папахе. Ему казалось в тот момент, что он самый одинокий человек в мире. Ведь семья, родные, друзья были далеко отсюда. А те люди, которые сейчас были поблизости, оказались вдруг противниками и, возможно, даже предателями и врагами.
Одиноко гуляющим по ночному перрону человеком был хозяин пятой части планеты Земля, самодержец одной из старейших монархий мира, император Российской империи, глава династии Романовых Николай второй.
В царском вагоне только что закончилось совещание с ближними придворными государя и генералами, вызванными в Псков, где находилась ставка Верховного Главнокомандующего Русской армии. Обсуждалось положение на фронтах, кризисная ситуация в стране, революционные волнения в Петербурге, где шли антиправительственные манифестации. Многие заводы объявили политическую забастовку. В городе начались перебои с хлебом. К митингующим стали присоединяться солдаты.
Из Госдумы уже поступило наглое требование к императору отречься от престола. Участники совещания уверяли императора, что если он не отречется, то в стране может начаться кровавое восстание, которое сметет монархию.

Так излагали ситуацию придворные. Они предлагали издать манифест об отречении императора от престола. Николай не верил этим людям. Тем более, он не доверял депутатам Госдумы. Поэтому император послал телеграммы командующим фронтами и вызвал к себе ряд генералов, надеясь лично получить от них заверение в верности, готовности подавить смуту. Но генералы вели себя странно и даже дерзко. Они заявили, что армия настроена враждебно к государю и, по сути, тоже потребовали отречения Николая от престола.
Даже родственники Николая, великие князья присоединился к общему хору критиканов. Генералы Алексеев, Брусилов, Деникин и адмирал Колчак прислали телеграммы, в которых также рекомендовали государю отречься от престола.
Николай был потерян и подавлен. А генералы на совещании все больше накаляли ситуацию. Генерал Рузский даже начал орать и топать ногами.
— Подумайте не о своих личных интересах, а о спасении Родины! – кричал генерал.
Чтобы разрядить обстановку и обдумать ситуацию, Николай решил прервать ночное совещание и прогуляться на воздухе. Император никого не пригласил с собой, поскольку хотел побыть наедине со своими мыслями. Но никто и не порывался сопровождать государя.
Николай думал не о собственном благополучии. Он мучительно размышлял, что будет дальше с Россией, если император отречется от престола. Смогут ли управлять страной эти демагоги из Госдумы, купцы и промышленники, бездарные генералы. Особенно в такой тяжелый период, когда страна находится в состоянии войны с Германией, этим опасным врагом России. Ведь императору даже пришлось лично возглавить войска, поскольку не нашлось ни одного надежного генерала, который мог бы достойно командовать русской армией. И теперь эти генералы решили управлять всей Россией? И кажется, часть из них вступила в заговор против государя.
Николай вспомнил доклад тайной полиции. Ему несколько раз докладывали, что против него готовится заговор. Недавно состоялась тайная встреча заговорщиков в имении графа Чернышова, которое расположено в селе Ярополец Волоколамского уезда Московской губернии. Это было собрание масонов. Чернышов принимал у себя депутата Госдумы Керенского, промышленника Терещенко, генерала Рузского. Якобы, участники этой встречи обсуждали, как свергнуть императора. Они планировали сформировать новое правительство со своим участием.
Николай искренне не понимал, почему против него враждебно настроены не только фанатичные революционеры типа Льва Бронштейна ( Троцкого), Владимира Ульянова ( Ленина), но и те, кто был оплотом самодержавия. Тайная полиция докладывала, что Троцкого финансируют еврейские и американские банкиры, а Ленина- германский генштаб. В конце концов, Ленин мог мстить за старшего брата Александра, которого казнили за участие в покушении на государя.
Но и потомственные знатные дворяне, генералы русской армии, богатейшие люди России плели интриги против императора. Они хотели лишить Россию самодержавия и создать некое демократическое правительство. Многие из противников самодержавия были связаны с масонскими ложами западных стран.
-Но ведь после упразднения самодержавия в России начнется смутное время, в стране возникнет хаос,- размышлял Николай.- Германский кайзер воспользуется ослаблением российского государства, и немецкая армия перейдет в наступление. Японцы могут ударить на востоке. Российское государство может быть покорено врагами.
Николай не мог допустить краха России. Он — помазанник Божий и не может дрогнуть перед натиском авантюристов и врагов России. Государь решил жестко отмести ультиматум Госдумы и твердой рукой навести порядок в стране. А для начала отправить в отставку ряд ненадежных генералов. И на их место назначить преданных государю офицеров. Такие были. Например, генерал Келлер прислал телеграмму с заверениями в преданности государю и готов был повести солдат на защиту императора.
-Затем нужно собрать Церковный собор, призвать верных офицеров, дворян, всех православных патриотов на защиту трона,- размышлял Николай. — Госдуму надо немедленно распустить. Завтра же будет выпущен манифест, но не тот, который пытаются получить эти негодяи. Это будет обращение к русскому народу о спасении Отечества.
Тяжелой походкой император пошел к своему вагону. На душе у Николая было муторно, сердце щемило. В ногах он ощущал вялость, руки слегка дрожали. В царском купе уже сидели генералы. На столе стояли закуски и вино. При виде императора генералы встали, но сделали это как-то нехотя.
Николай напрягся, полагая, что генералы опять накинутся на него с упреками и угрозами. Но военные молчали. И только генерал Рузский вдруг доброжелательно и как-то даже заискивающе спросил:
-Ваше величество, не изволите ли покушать? Ведь Вы без обеда и ужина. Да и мы тоже. Надо бы подкрепиться. Уже распорядились.
В купе зашел царский повар, неся поднос с кушаньями. У Николая отлегло от сердца. Неприятный разговор откладывался.
-Действительно, господа. Хорошая идея. Давайте поужинаем, – весело ответил император. Разлили напитки. Рузский лично налил вино в бокал императора. Он же поднялся и произнес тост:
-За здоровье его величества императора Николая второго и его августейшей семьи!
Все встали, выпили. Николай выпил бокал до дна. Он хотел успокоиться с помощью алкоголя. Однако, сразу после выпитого почувствовал странную слабость. Сознание у государя слегка помутилось, руки и ноги перестали слушаться. Николай успел сообразить, что в вино была подмешана какая- то дрянь. Но тело уже не слушалось его, и государь начал заваливаться на диван.
Выражение лица у генерала Рузского сразу резко изменилось. Вместо подобострастного придворного на императора смотрел озлобленный человек.
Одним взмахом руки Рузский сдернул скатерть и столовая посуда со звоном полетела на пол. Вместо этого на стол легли листки бумаги с готовым текстом отречения Николая от престола. Генералы схватили под мышки императора и усадили его за стол.
— Вы что творите, – заплетающимся голосом произнес Николай. Но генералы крепко держали его за руки и за голову. Рузский сунул в правую руку Николая чернильную ручку и попытался водить его рукой по бумаге, пытаясь поставить подпись императора на манифесте. Но от неуклюжей попытки была поставлена лишь клякса, а затем и вовсе сломалось перо. Документ был испорчен.
Император начал опять жалобно возмущаться, попытался вяло вырвать свою руку из железных тисков Рузского. Тогда генерал с размаха ударил Николая в ухо. Государь ударился головой об стол. Из носа Николая пошла кровь.
Кровь не только не остановила заговорщиков, а наоборот, буквально их взбесила. Генералы бросились на Николая и начали его избивать. Государь упал на пол вагона. Генералы начали пинать тело сапогами.
— Хватит! — закричал Рузский, — забьете! Поднимите его.
Генералы подняли императора с пола и усадили за стол.
Рузский вытащил из кителя платок и брезгливо вытер окровавленное лицо Николая. Затем схватил карандаш и другой лист с текстом отречения. Опять вставил в руку Николая карандаш, открыл кобуру, достал револьвер и приставил дуло к виску императора.
– Подписывай, или мы тебя убьем и объявим, что ты сам застрелился. Подумай о семье. Твоя жена- немка, она будет объявлена германской шпионкой. Вся твоя семейка будет посажена в Петропавловскую крепость. Твой болезненный сын Алексей не протянет там и месяца, помрет в муках.
Николай молча черкнул карандашом. Так была получена подпись императора на манифесте. Далее заговорщики насильно влили прямо из бутылки в рот Николаю ещё вина с наркотиком и толкнули тело на диван. Два генерала остались охранять вход в купе государя. А Рузский побежал на вокзал к начальнику станции.
-Срочно телефон и марш из кабинета! – грозно рявкнул он начальнику. Как только начальник станции вышел, генерал снял трубку.
-Барышня, соедините меня с Петербургом, с председателем Госдумы Родзянко.
-Родзянко слушает, – раздался приятный баритон в трубке.
-Это Рузский. Николашка спекся. Приезжайте за посылкой, – сказал Рузский.
-Понял, генерал, немедленно выезжаем! – весело ответил собеседник.
Рузский вернулся к сообщникам.
– Господа, через несколько часов делегация Госдумы будет у нас, – объявил он. — Надо подготовиться. Гражданина Романова следует представить гостям в лучшем виде.
Утром на станцию прибыл поезд всего с одним вагоном. В нем была делегация Госдумы. Приехали Гучков, Родзянко и Керенский. Делегаты важно направились к вагону императора. Их встретили генералы Рузский и Фредерикс. Рузский пафосно объявил :
— Господа, бывший государь Николай Романов решил отречься от престола и подписал специальный манифест. Вручаю вам документ и прошу действовать согласно обстановке.
Родзянко бережно взял бумагу, бегло глянул на подпись и торопливо спрятал манифест в портфель.
— А мы можем поговорить с государем, то есть с бывшим государем? — спросил Керенский.
— Господину Романову нездоровится, он слишком весело отпраздновал избавление от трудов государевых, – ехидно сказал Рузский и открыл дверь царского купе.
Делегаты Госдумы увидели Николая, спящего в обнимку с голой женщиной, пустые бутылки, объедки на столе.
— Понятно,- многозначительно протянул Гучков. — Жаль, что с нами нет фотографа. Делегаты покинули царский вагон и торопливо отправились к своему поезду.
Вскоре мальчишки уже бегали по Петербургу со свежими выпусками газет, в которых сообщалось об отречении императора Николая Романова от престола.
На городские улицы вывалили толпы ликующего народа. Стали возникать стихийные митинги. Ораторы заговорили о свержении самодержавия и образовании демократической республики. Повсюду слышался смех, аплодисменты, музыка. Народ ликовал. Начиналась новая жизнь.
А граф Чернышов устроил в Ярополецком имении шикарный банкет. Тайный заговор удался. Не зря декабристы-масоны положили свои жизни ради свержения самодержавия. Россия, наконец, лишилась монархии.

258